Новости

05.05.2012

В преддверии шестьдесят седьмого Дня Победы нам удалось встретиться с человеком, чей авторитет велик не только среди коллег, но и во всей стране. Вот что нашей газете рассказал командующий Воздушно- десантными войсками (ВДВ) РФ, Герой России, генерал-лейтенант Владимир ШАМАНОВ.

– Владимир Анатольевич, Вы хорошо знакомы с нашими машинами и производственными площадками. Насколько выпускаемая нами продукция нужна стране и войскам, которые Вы возглавляете?

– Высшим критерием испытания того или иного образца военной техники является боевое применение и его результаты. Я напомню историю событий боевых действий в Афганистане, где произошла смена одного поколения техники на другое. Воздушно-десантные войска почувствовали это на себе. Когда 103-я Витебская воздушно-десантная дивизия в полном составе вошла в Афганистан, то имеющаяся техника была, естественно, типовой воздушно-десантной. Войска тогда были оснащены БМД-1.

Первые месяцы показали, что в условиях горной местности боевая машина имеет слабые места. В первую очередь, это износ гусениц. Плюс к этому, пересеченная горная местность потребовала других качеств машины для противоборства с иррегулярными подразделениями. По существу, техника не решала поставленных задач, и войска несли потери. Тогда было принято разумное решение пересадить десантников на боевые машины пехоты.

Изделия Курганмашзавода в реальных боевых условиях доказали свою высокую профпригодность. В результате было заключено большое количество контрактов. БМП закупал и арабский мир, и Индия, а в настоящее время – и Венесуэла. Однако, зная сегодняшний потенциал военно-промышленного комплекса, мы не в полной мере используем возможности Курганмашзавода.

– На сегодняшний день БМП и БМД исключены из списка госзакупок. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Скажу, что это самое большое недоразумение, которое, несомненно, будет устранено. Для России сегодня главная геополитическая задача – сохранение территориальной целостности и защита национальных интересов. Страна с большим количеством малых, средних и широких рек, неразвитой дорожной сетью и протяженностью сухопутной государственной границы более 20000 километров должна иметь мощные силы общего назначения, в особенности, ее мобильные компоненты. Нам нужна техника на гусеничном ходу, способная преодолевать водные преграды и при этом обладать необходимой огневой мощью.

По концепции, разработанной командованием ВДВ, это должны быть БМД-4М и многоцелевые БТР «Ракушка» с машинами спецназначения, сделанными на их базе. Конечно, техника имеет определенные недостатки. Но скептикам, которые попытаются взять под сомнение будущность БМД-4М, я бы хотел сказать, что невозможно требовать, чтобы автомобиль был по проходимости как УАЗ, а мчался как Mercedes по шоссе.

Надо выбирать и сопоставлять характеристики техники. Что-то мы приобретаем, а что-то теряем. В связи с тем, что боевая машина десанта должна плавать, она имеет ограничение в весовых габаритах. Есть требование помещения трех машин в самолет типа Ил-76, следовательно, у БМД должны быть определенные габариты по длине и ширине. Поэтому техника, рассчитанная на применение в Воздушно-десантных войсках, имеет более низкие характеристики по защищенности. Таким образом, для нас в настоящее время идеальной машиной является БМД-4М, и мы за эту машину будем бороться.

– Как Вы относитесь к принятию решения о закупке аналогичной зарубежной техники?

– На этот вопрос уже неоднократно отвечали первые лица государства. Целесообразно закупать единичные или мелкие партии иностранного вооружения и военной техники для того, чтобы можно было определить их действительный военно-технический уровень в сравнительных испытаниях с отечественными образцами, а не преподносимый на различных выставках и презентациях в качестве рекламы. В последнее время закупались и испытывались иностранные бронированные колесные машины.

Возможно, эта техника может занимать определенный сегмент в разведывательных подразделениях и частях специального назначения. Мы пытались адаптировать ее к условиям боевых подразделений ВДВ, но пока это нам не удалось. К сожалению, сегодня российская военная промышленность по некоторым позициям имеет существенное отставание от мирового уровня. Ряд технологий утрачен или устарел. В первую очередь, это относится к тепловизионной технике, электронной компонентной базе и т.д. Поэтому сейчас мы вынуждены применять эту технику на наших образцах.

– Как стратег и военный, Вы знаете, в чем нуждаются войска в настоящее время и что потребуется армии в будущем. Каким Вы видите завтрашний день в техническом оснащении, к чему мы должны стремиться?

– Перспективным машинам нужен более мощный двигатель, более мощное вооружение, более высокая защищенность. Плюс к этому – автоматизация процессов управления боем и движением. Все это связано с массогабаритными ограничениями. В то же время сегодня у промышленности есть определенные технологические и производственные возможности, персонал, квалификация которого нуждается в повышении. Что имеем, то имеем – это с одной стороны. С другой стороны – нужно отвечать на вызовы завтрашнего дня.

В итоге – извечный спор достигнутого и того, что хочется достигнуть. К счастью, ситуация меняется в лучшую сторону. В частности, насколько я знаю, на Курганмашзаводе проходит обновление станочного парка, происходит совершенствование кадровой политики. На завод и КБ приходят работать молодые специалисты. Я с оптимизмом смотрю на возрождение нашего оборонно-промышленного комплекса.


press@tplants.com

www.tplants.com

Возврат к списку


+7 (3522) 47-10-14 © 1999— ПАО «Курганмашзавод»
контакты